"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

Застрахованы ли мы от жанаозенского прецедента?

Вот и запросил прокурор для "поджигателей войны" в Жанаозене – Козлова, Аминова и Сапаргали от 4 до 9 лет лишения свободы. А бывшего градоначальника Сарбопеева обвинили в коррупции совсем дали "червонец".

Казалось бы: "революционный клубок" в конце концов распутан, и концы его торжественно опускаются в воду. Но кто может гарантировать, что через некое время мы не получим новый Жанаозень, пусть – в другом, более проблемном регионе?

Ведь, если разобраться, виноватыми в том, что ситуация в городе нефтяников накалилась до максимума, были все – и, как это принято именовать, "наружные силы", и российские бюрократы, на почти все закрывавшие глаза, и бодро рапортовавшие наверх, что "в Багдаде все расслабленно".

Необходимо отметить, что регион этот давно считался проблемным. С началом добычи в этих нефти и газа, в 20-м веке, около компаний, тут начали появляться поселки, где селились рабочие-вахтовики.

Люди, ехавшие на нефтедобычу со всего СССР, с течением времени, оседали в этих краях, привозили семьи. Тут находили пристанища и освободившиеся из расположенных в окружении лагерей зеки, которых на родине не ожидал никто. Так стали появляться городка, с более чем "пролетарским" популяцией.

Об удобстве проживания в их, в те времена, не шибко то и хлопотали. Традиция – пичкать нефтяников только самым нужным сохранилась и до настоящего времени.

Тем паче, что страна вступила одной ногой в капитализм, и забота о ближних была быстренько переброшена на плечи этих же самых ближних. В том же Жанаозене существовали, естественно, поликлиники и школы, тот же самостийный наш Казмунайгаз как бы даже создавал новые рабочие места. (Ну и где еще, в принципе, было трудиться местным жителям)? Все же, складывалось воспоминание, что над регионом навечно нависла тень такой сероватой безысходности.

Бывали тут выступления недовольных и в русское время, не стал исключением и период независимости.

Ведь население Жанаозеня раз в год росло. Нельзя сбрасывать со счетов и уникальную ситуацию связанную с местными особенностями.

В просторечии Мангыстау нередко именуют Адайстаном (по имени казахсго рода, который здеь фактически гомомгенен) и даже прибывавшие сюда довольно густо оралманы, во-1-х тоже принадлежат этому роду, а если нет – то все равно перенимают (подчиняются?) специальные черты, которыми отличаются конкретно в этом регионе, конкретно этот род... В эконмическом плане скоро сложилось так, что в сферах, не связанных с добычей нефти и газа, стали трудиться больше половины городских жителей. Заработок их, естественно, отличался от средств, получаемых нефтяниками.

В то время, как цены в магазинах беспощадно росли. Переизбыток населения, нехватка жилища, мест в детских садах, школах и поликлиниках, высочайшая цена товаров – все это равномерно накаляло обстановку в Жанаозене. И первыми в городке начали бастовать никак не нефтедобытчики, а рабочие сервисных служб, чьей заработной платы не хватало для достойной жизни посреди местных реалий.

Стачка нефтяников Мангистау стала самой большой и длительной акцией протеста за 20-летнюю историю Казахстана. Недовольство размером заработной платы и критериями труда рабочие дочерних компаний гос нефтегазовой компании "КазМунайГаз" ("Каражанбасмунай" и "Озенмунайгаз") стали выражать еще 5 годов назад. Хронология выступлений смотрелась, приблизительно последующим образом:

– Июнь 2008 год. Стачка в ПФ ОМГ. Главные участники – работники транспортных организаций.

Причина стачки – их несогласие с планом грядущей реструктуризации и приватизации активов.

Потом было выдвинуто еще 7 пт требований. Длительность стачки – 15 дней.

– Март 2009 год. Стачка в ТОО "Бургылау". Причина стачки – требования по отмене результатов приватизации и возврата этой личной организации в состав ПФ ОМГ.

Длительность стачки – 2 денька.

– Сентябрь 2009 год. Стачка в ПФ ОМГ. Причина – поддержка голодающих работников, требующих поменять систему оплаты труда и повысить зарплату.

В следующем было выдвинуто еще 8 пт требований.

Длительность – 2 денька.

– Март 2010 год. Стачка работников ПФ ОМГ. Причина – несогласие с переходом на новейшую систему оплаты труда и способами ее введения.

Была сделаны примирительная комиссия для рассмотрения 14 требований забастовщиков. Стачка длилось 15 дней.

– Октябрь 2010 год. Стачка работников транспортных организации ПФ ОМГ. Предпосылкой явились требования по освобождения задержанного правоохранительными органами водителя УОС-5 Кашанова Т., подозреваемого в хранения и транспортировке наркотиков.

Длительность стачки – 4 денька.

– Май 2011 г. – стачки отдельных рабочих в коллективах АО КБМ и ПФ ОМГ, требующих повышение зарплаты. В процессе стачки выдвинуто еще 4 требования.

В целом, требования, выдвигаемые устроителями акций протеста, были разными. Это – и увеличение зарплаты, и уменьшение планов добычи нефти, и расширение штатной численности ПФ ОМГ и дочерних организаций, а так же – снятие с должностей отдельных управляющих, восстановление ранее уволенных за нарушение дисциплины работников, решение вопросов безработицы в г. Жанаозен и благоустройство городка, передислокация РД КМГ в Мангистаускую область и т.д. Часть этих требований можно было разглядеть в рамках трудового спора (что худо-бедно, но делалось).

Но многие требования не относились к компетенции работодателя. При этом устроители акций, грубо попирая все законы, запугивали работников, препятствуя им всякими методами выйти на работу. Естественно, все перечисленные стачки решениями судов признавались нелегальными.

Официальные СМИ, осваивающие транши по госзаказу, ситуацию фактически замалчивали. В наилучшем случае, в их время от времени появлялись маленькие "обходительные" заметки о трудовых конфликтах. В то время, как оппозиционные издания практически вцепились в данную тему и давали картину еще ярче и в прямом смысле этого слова – периодичнее.

Другой разговор – под каким углом зрения подавалась картина (но нас, слава Богу, свобода слова!).

Нужно сказать, с бастующими пробовали сделать конструктивный диалог. При этом – не раз. Но все переговоры заканчивались ничем.

И, конечно недовольством рядовых нефтяников не преминули пользоваться большие забугорные игроки. Финансируя особо-радикальные политические течения, и через провокаторов разжигая и подогревая трудовые конфликты, они рьяно кинулись расшатывать и без того не самую благополучную ситуацию в регионе. Основным "радетелем" за права нефтяников стал небезызвестный беглый банкир Мухтар Аблязов.

На его средства партия "Алга", во главе с Владимиром Козловым, почти во всем и привела Жанаозень к трагическому декабрю 2011 года.

Конкретно Козлову принадлежала инициатива перевода протестных выступлений работников "Озенмунайгаза" в пожизненную акцию, которая стала бы генератором революции по всему Казахстану. Огромное внимание "алгинцы" уделяли срыву переговоров с работодателями и местными властями. С тем, чтоб потом переложить ответственность за это на акимат и нацкомпанию.

Активисты из его группы повсевременно выступали перед рабочими, внушая им уверенность в их правоте, подталкивая к совершению противоправных действий, к более конструктивным акциям.

Следствие узнало, к примеру, что когда 1 марта 2010 года началась акция протеста на ОМГ, 15 марта в Жанаозене появился Владимир Козлов, пообщавшийся с неформальными фаворитами нефтяников и от лица Мухтара Аблязова пообещавший им помощь юристов, экономистов и аналитиков. Демонстрация "интернациональной поддержки" в виде визита в Жанаозен депутата Европарламента Пола Мерфи 17 июля 2011 года также сопровождалась призывами продолжать борьбу и не идти на сотрудничество с работодателями и местной администрацией.

15 ноября 2011 года активисты из сделанной Козловым группы выступили перед участниками акции протеста в здании городского акимата, заявив, что трудовой конфликт уже перебежал в политическую сферу, а поэтому нужно добиваться переговоров не с местными властями, а с высшими должностными лицами страны. Конкретно по такому сценарию был осуществлен срыв переговоров 24 ноября 2011 года.

При чем, пробы управления ОМГ и местных властей решить ситуацию "полюбовно" предпринимались повсевременно. Но они все были сорваны стараниями "Козлова и компании". В это время посреди бастующих начали распространять и листовки, в каких нефтяников звали не просто биться за свои права, да и свергать существующую власть.

Следствие обосновало, что этим же Владимиром Козловым была организована отправка из Алматы в Жанаозен листовок "Арда?ты а?айын! ?асиетті Ма??ыстау еліні? к?рескерлер"і! ("Бойцы священной земли Мангистау"!) и "К?тер басынды, ?аза?, желкендегіжендеттіт?сір"! ("Встань с колен, казах, скинь с шейки деспота и вора"!), создателем которых, по данным стражей порядка, был Мухтар Аблязов.

К слову, козловские ассистенты, подстрекая бастующих, не считая политических, пробовали решить и свои личные трудности. Например, Акжанат Аминов на суде объяснил, что отлично осознавал беззаконность требований выдвигаемых стачечниками, но действовал из-за того, что испытывал личную неприязнь к руководителям предприятия.

Он так же признался, что, на самом деле, проводил диверсии на предприятии, а конкретно организовывал стачки специально в морозы. По словам Аминова, узеньская нефть богата парафинами, которые просто застывают.

И если приостановить создание стопроцентно, то это угрожало месторождению катастрофой. При таковой опасности управление резвее делало требования. Вот поэтому последнюю летнюю стачку решено было тянуть как можно подольше, до морозов.

Но результатом акции стал расстрел рабочих, и Аминов заявил, дескать, теперь-то, в конце концов, раскаивается.

О провокационных листовках поведала суду и глава алматинского филиала партии "Алга", активная участница движения "Халык Майданы" Айжангуль Амирова. По ее словам, в конце октября прошедшего года Владимир Козлов отправил ей по электрической почте письмо с воззванием Мухтара Аблязова к мангистаусцам.

Позже полторы тыщи листовок с этим текстом распространили посреди нефтяников. Дама объяснила, что когда она прочла содержание листовок – сделала вывод, что Аблязов призывает людей к войне. Также плохо это обращение восприняли и сами бастующие.

Они гласили, что заместо листовок им нужна помощь юристов и экономистов. Но, за всегда пребывания в Жанаозене, активисты "Алги" их так и не предоставили. Зато, по свидетельству Амировой, управление "Алги" не скупилось на выделение средств, бесплатное распространение оппозиционной прессы и устройство палаток для участников стачки.

В общем, складывая в одну кучу все "неведомые", декабрьские действия в Жанаозене сейчас никак нельзя именовать "стихийными". Чего стоят и накачанные "мальчишки", в рабочих робах, увиденные в первых рядах протестующих, и огромное количество орудия, в том числе – огнестрельного, изъятого у участников беспорядков.

К слову, на суде, Владимир Козлов задал небезынтересный вопрос: если у правоохранительных органов на руках были все данные о подготовке беспорядков в городке нефтяников. Были прослушки переговоров бастующих и оппозиции меж собой, а так же с Аблязовым. То почему, зная о подготовке к кавардакам, никто ничего не предпринял, чтоб их предупредить?

Вот здесь то мы и подходим к самому главному: кому, не считая беглого банкира была прибыльна нагнетание страстей? Либо все дело в боязни наших чиновников пошатнуть "хабаровское" мифотворчество, дескать, у нас в стране не бывает заморочек? Так при таком раскладе схожая ситуация может сложиться в любом регионе.

А беря во внимание экономические реалии и то, что "британский беглец" совершенно точно не успокоится – это непременно произойдет. Беря во внимание реалии нашего юного страны, в принципе, можно "осознать" наших чинуш – им о кошельках собственных радеть пристало, и не завлекать излишнего внимания к вотчинам, отданным в управление.

Но силовики то почему глаза настолько длительно опускали, сначала Генеральная прокуратура и т.д.? В новеньком правительстве поменяли в конце концов министра труда? Но есть огромные подозрения что ее убрали не из-за Жанаозеня (!).

Хотя, согласно логике, сначала должна была полететь голова более профильного (относительно событий в Жанаозене) министерства... Все эти, казалось бы, "маленькие" вопросы преобразуются с каждым годом в целый рой. А ведь второго Жанаозеня страна может и не выдержать, а от повторения данного грустного прецедента, страна похоже еще не избавилась.

Источник: Батыр АЛЕКПЕРОВ, www.contur.kz