"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  

Аналитика

КАШАГАН: СМЕНА КАРАУЛА?

За время собственного существования проект освоения наикрупнейшго в Казахстане нефтяного месторождения Кашаган не один раз менял как состав участников так  операторов и сроки коммерческой добычи. На данный момент реализацию проекта производит консорциум North Caspian Operating Compani (NCOC), включающий семь интернациональных нефтяных компаний. Это российский …

За время собственного существования проект освоения наикрупнейшго в Казахстане нефтяного месторождения Кашаган не один раз менял как состав участников так  операторов и сроки коммерческой добычи. На данный момент реализацию проекта производит консорциум North Caspian Operating Compani (NCOC), включающий семь интернациональных нефтяных компаний. Это российский «КазМунайГаз», англо-нидерландская Shell, итальянская Eni, южноамериканская ExxonMobil,  французская Total (все по 16,81% толикой), южноамериканская ConocoPhillips (8,4%) и японская Inpex (7,56%).

После сдвигов начального срока начала нефтедобычи с 2005 года на 2008, 2010, 2011, потом и на начало 2013 годы, опытно-промышленная разработка (Фаза I проекта) намечена на вторую половину будущего года. Не решенным остается вопрос согласования сроков реализации 2-ой фазы проекта, которые «плавают» в границах 2018–2019 года, но вероятны и поболее поздние сроки. По словам министра нефти и газа Сауата Мынбаева, его ведомство не хочет утверждать существующую концепцию второго шага из-за ее неэффективности.

Одна из главных обстоятельств – хроническое удорожание проекта, что резко понижает казахстанскую долю будущей прибыли. А инвесторы издавна вышли за рамки собственных прежних расчетов. А именно, в мае текущего года оператор Северо-Каспийского проекта NCOC выдвинул предложение об увеличении бюджета Фазы 1 еще на $7 миллиардов. В целом с начальных 50–60 миллиардов. баксов бюджет проекта более чем утроился. При всем этом начавшиеся на неких объектах пуско-наладочные работы проявили, что качество части построенных объектов вызывает огромные сомнения. В свою очередь экологи ставят под колебание и наличие у нефтяников способности предотвращения суровых внештатных ситуаций и технологически адекватных реакций на их. Значимость экологической трудности подтверждает  масштабная катастрофа на буровой платформе ВР в апреле 2010 года на Мексиканском шельфе.

Не так давно к этим дилеммам добавилась еще одна: компания ConocoPhillips хочет реализовать принадлежащую ей долю в проекте подразделению индийской нефтяной госкомпании ONGC. Ожидаемый доход от сделки составит около 5 миллиардов баксов. Приобретенные от реализации средства компания запланировала навести на операции оборотного выкупа собственных акций с рынка, повышение дивидендов.

Одной из обстоятельств выхода ConocoPhillips может быть нежелание компании дальше участвовать в очень затянувшемся процессе реализации данного проекта. Может быть, в компании считают, что неопределенность сроков окупаемости вложенных в проект инвестиций при повсевременно возрастающей цены освоения месторождения и усилении давления на зарубежных партнеров по проекту со стороны страны, делает опасности очень высочайшими. Например, согласно официальным данным, озвученным «КазМунайГазом» еще в 2008 году – когда были внесены последние суровые конфигурации в СРП – опытно-промышленная разработка Кашагана (Фаза 1) оценивается в $38 миллиардов (по данным участников проекта – в $46 миллиардов), а весь бюджет освоения месторождения – в $136 миллиардов (по другим сведениям – $187 миллиардов). Понятно, что высочайшая цена освоения Кашаганского проекта на значимые сроки отдаляет суровые поступления от его реализации.

Правительству, по закону являющемуся первым претендентом на любые высвобождающиеся толики на внутреннем нефтегазовом рынке нужно осмыслить необходимость роста собственной толики в проекте. Беря во внимание, что в наиблежайшие годы НК «КазМунайГаз» будет обязана гасить долг за приобретенные четыре года вспять акции Кашагана в сумме $1,78 миллиардов и инвестировать в проект деньги, соразмерные собственной толики роли в нем, навряд ли целенаправлено ей одной выкупать высвобождаемые акции ConocoPhillips.

Если «КазМунайГаз» (не имеющий ни технологий, ни опыта разработки шельфовых месторождений) к своим 16,8% добавит еще 8,4% ConocoPhillips, то, владея более чем четвертью акций, станет наикрупнейшим акционером проекта. Такое повышение толики в проекте NCOC не сделает лучше, а усугубит переговоры меж правительством и консорциумом о издержек и планах развития проекта, востребует и вложения больших, превосходящих долю каждого из членов консорциума, сумм в освоение Кашагана. Таким макаром, Казахстану совершенно точно нерентабельно приобретение толики ConocoPhillips в полном объеме.

В случае, если продажа толики ConocoPhillips компании ONGC Videsh Ltd не состоится, то участники проекта могут поделить эти акции меж собой, как это было изготовлено с толиками ранее покинувших проект компаний (норвежской Statoil и английских British Petroleum и British Gas Group). Пока ясно одно: кому бы ни достались акции ConocoPhillips, их владелец понесет значимые издержки и приобретет опасности, связанные как со сроками окупаемости возрастающих инвестиций, так и с вероятным давлением со стороны страны.

Не отыскало собственного решения и требование компаний ExxonMobil и Royal Dutch Shell о продлении (в связи с «экономической целесообразностью») сроков деяния СРП еще на 20 лет и, соответственно, предстоящего роста серьезных издержек. Что получит Казахстан по прошествии этих 60 лет? Выработанное месторождение и заржавелые трубы, потому продление срока маловероятно. Может быть, компании специально требуют роста сроков, чтоб после отказа получить повод для ухода из проекта. Но это навряд ли. Серьезно уход 2-ух самых высокотехнологических компаний из проекта никто из ознакомленных источников не допускает. Это не только лишь очень стукнет по престижу компаний, но обернется для их большими финансовыми потерями. Сейчас, когда в Кашаганский проект вложено выше 30 миллиардов баксов, пути вспять у их уже нет.

Невзирая на то, что месторождение в освоении очень сложное, все его главные трудности были известны с момента открытия. Потому требования зарубежных партнеров по проекту, вероятнее всего, станут предметом последующих переговоров с целью получения обоюдных уступок. Тем паче, что это далековато не 1-ая тяжба меж зарубежными участниками консорциума и правительством РК. А это означает, что «кашаганские разборки» будут длиться еще длительно.

 Сергей СМИРНОВ

 Справка

Кашаган – шельфовое месторождение, в состав которого входят четыре нефтеносные структуры: Кашаган, Каламкас, Актоты и Кайран. Геологические припасы нефти оцениваются в 4,8 миллиардов тонн (38 миллиардов баррелей). Месторождение отличается сочетанием сложной геологической структуры и грозных погодных критерий Северного Каспия.

Договор на разработку (Соглашение о разделе продукции) месторождения подписан  в 1998 году сроком 40 лет. По дополнительному соглашению в 2008 году срок деяния договора был увеличен на 3 года (до 2041 года) Реализовывать его собираются в три шага. На шаге Фазы I (опытно-промышленная разработка) номинальный объем добычи составит заместо ранее планировавшихся 370 тыс баррелей всего 75 тыс баррелей нефти в день. С пуском объектов оборотной закачки газа уровень добычи достигнет 450 тыс баррелей в день. На шаге Фазы II запланирована добыча уже 1 млн баррелей нефти в денек, а  на шаге Фазы III (полное освоение месторождения)  суточный пиковый предел составит  1,5 млн баррелей. В период полномасштабного освоения месторождения в море будет действовать выше 240 скважин, также комплекс по оборотной закачке сырого газа в пласт. 

фото: Вячеслав Батурин

Цены на нефть

Цена на газ