"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

Сделка с ВР делает «Роснефть» более уязвимой

Наша родина счастлива, как насчет остального мира? Какое значение имеет эта сделка для мирового рынка нефти?
Эти вопросы мы обсудим с Ильдаром Давлетшиным из столичной «Ренессанс Капитал».

Приветствую вас, Ильдар. После покупки ТНК-ВР русский нефтяной гигант «Роснефть» станет наикрупнейшей в мире нефтяной компанией, акции которой торгуются на открытом рынке. Что значит для сектора возникновение доминирующего игрока?

ИЛЬДАР ДАВЛЕТШИН, «Ренессанс Капитал»: Точно, это большущее соглашение в плане его размера и уникальное по своим условиям для обеих сторон. Оно открывает новые способности для сектора.

Говоря о способностях, мы должны принять вол внимание два главных положительных фактора. 1-ый – это возможность привнести в Россию новые технологии и уменьшить разрыв в этой области меж русской нефтяной индустрией и остальным миром, который идет вперед и оставляет Россию сзади. 2-ой положительный фактор – это возможность для русских компаний сделать шаг вперед, пытаясь догнать таких гигантов, как Exxon и Shell на глобальном уровне.

В этом должны посодействовать познания и опыт ВР и ее партнеров.

Негативная сторона дела, опасности, которые я вижу, состоит в уменьшении конкуренции и усилении присутствия страны, что исторически было всегда связано с более низкой производительностью труда, повышением бюрократии, замедлением процесса принятия решения и также наращиванием задолженности в секторе. Как правило это приводит к тому, что средств для инвестиций становится меньше.

Вторым по величине акционером «Роснефти» становится английская ВР. Компания получает доступ к русским нефтяным месторождениям, а «Роснефть» со собственной стороны – к английским технологиям. Похоже, все выигрывают?

Но каковы опасности для ВР и ее акционеров?

ИЛЬДАР ДАВЛЕТШИН: Главный вопрос в том, какое воздействие ВР будет оказывать на операции «Роснефти». Так как если воздействие будет достаточным, они сумеют получить все выгоды от слияния, от синергии.

И все ноу-хау, принадлежащие ВР, могут быть переданы «Роснефти». Не обеспечив доступ к технологиям, ВР будет трудно влиять на напарника.

Я думаю, это основная неувязка.

2-ой вопрос чуток наименее непростой, но все таки стоит его упомянуть. Это денежные потоки. Ведь, как вы понимаете, ТНК-ВР всегда платила высочайшие дивиденды.

Полагаю, ВР получала около 3-х млрд дивидендов в год в виде дивидендов из Рф.

От «Роснефти», если английская ВР сходу становится акционером, она будет иметь приблизительно в четыре – 5 раз меньше. Таким макаром, компании, может быть, придется находить дополнительные ресурсы. После этой сделки она сосредоточится на собственных денежных делах.

Непременно, они сейчас будут получать меньше ликвидности из Рф.

Из-за этой сделки задолженность компании существенно вырастет. Стоит инвесторам «Роснефти» бояться падения цен на нефть?

ИЛЬДАР ДАВЛЕТШИН: Я согласен, что из-за дополнительного займа компания становится более уязвимой к изменению цен на нефть. Если взять глобальный прогноз и сегодняшний уровень цен, то, думаю, было бы уместно учитывать падение цен на нефть. По нашим подсчетам, если стоимость барреля нефти свалится ниже 90 баксов, это значит, что «Роснефть» начнет, образно говоря, спаливать средства.

Потому «Роснефти» придется увеличивать задолженность. Это не может не тревожить.

Но я желаю напомнить, что за последние 5 лет «Роснефть» уже в один прекрасный момент была в таковой ситуации. После того, как овладела активами компании ЮКОС. Тогда все боялись, что «Роснефть» не сумеет расплатиться по долгам.

А по сути она достаточно стремительно с этим совладала.

Потому не будем забывать: это, конечно, большой долг, но опять-таки с ним можно совладать. Исторически компания в этом преуспела.

Источник: Евроньюс