"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

Нефть как повод к «демократической интервенции»

Самый узкий инструмент мирового рынка, он же и самый мощнейший – нефть — чутко реагирует на мельчайшие колебания политического курса в Европе и на Ближнем Востоке, на долги Греции и состояние здоровья Уго Чавеса, на курс китайского юаня и на …

Самый узкий инструмент мирового рынка, он же и самый мощнейший – нефть — чутко реагирует на мельчайшие колебания политического курса в Европе и на Ближнем Востоке, на долги Греции и состояние здоровья Уго Чавеса, на курс китайского юаня и на иранскую ядерную программку. Другими словами не сама нефть, а ее цена на огромнейших биржах. Конкретно биржи, поточнее, большие биржевые спекулянты, которых сейчас зовут «игроками», безустанно манипулируют нефтяными ценами, извлекая из этого максимум прибыли – и никак не только лишь экономической.

Скажем, докладывают, что «в разгар азиатских торгов инвесторы получили внезапно положительные анонсы с саммита ЕС. А именно, председатель Совета Европы Ромпей заявил о согласовании фаворитами ЕС процесса рекапитализации банков через Европейский Механизм Стабилизации (ESM)». И 120 млрд евро для Испании типо спровоцировали спрос на нефтяные фьючерсы. А вприбавок к этому, оказывается, принципиально, каковой индекс потребительской убежденности в США по сообщениям откуда-нибудь из института Мичигана: «Согласно прогнозам, оба индикатора могут оказать дополнительную поддержку рынку нефти, оставаясь выше значений 52,5 и 74,1 пт соответственно… Отскок цен от уровней поддержки 77,50 бакса Light, 91 бакса Brent показывает на начало восстановления котировок к уровням 81 бакс и 94 бакса соответственно. Закрытие недели выше данных значений станет сигналом на развитие коррекционного роста с мотивированными ориентирами 84 бакса Light и 95,30 бакса Brent».

Чувствуете биение нефтяного пульса?

А представьте для себя, что в ваших руках возможность заставлять пульс истерически колотиться, как это происходит в последние годы, либо замирать? Помнится, из-за того, что мировые цены на нефть падали все ниже, очереди за ширпотребом в СССР в конце 80-х годов становились все длиннее… И чем это кончилось, все помнят.

Но для чего далековато ходить? Аналитики пишут, что новенькая нефтяная стратегия США, нацеленная на понижение зависимости этой страны от импорта нефти, через пару лет больно стукнет по Рф. США собираются в два раза уменьшить импорт нефти с Близкого Востока к 2020 году. А к 2035 году — и совсем закончить брать арабскую нефть.

Может быть, наигравшись в игру под заглавием «арабская весна», южноамериканские стратеги обманулись в расчетах: «Братья- мусульмане» в Египте – это не полностью вашингтонский выбор, но так либо по другому он уже изготовлен. Пример Ливии подтверждает, что нежелание арабов жить «под старенькыми правителями», проявившееся еще в Ираке, гарантирует им наслаждение жить под правителями проамериканскими, но размеренной жизни это не несет. И совсем не непременно, что после свержения президента Сирии там у руля окажутся приклнные Вашингтону силы – вроде бы не напротив.

На таком фоне возникновение целей расширить собственные способности обеспечения энергоресурсами закономерно. Это может стать вероятным благодаря применению новых технологий – бурению на шельфе и добыче сырья из сланцевых пород и нефтеносных песков. Согласно прогнозу правительства США, Вашингтон поначалу урежет поставки с Близкого Востока, из Африки и Европы с более чем 4 миллионов баррелей до 2,5 миллиона баррелей в денек уже к 2020 году. При всем этом импорт арабской нефти свалится с сегодняшних 1,6 миллиона до 860 тыщ баррелей в денек. А к 2035 году поставки нефти с Близкого Востока и совсем могут фактически закончиться. Сообщается, что «месторождения шельфовой нефти и нефтеносные пески Канады делают вероятным для США стать независящими от импорта к 2020 году».

Понятно, что просто удовлетворяемая потребность США в «черном золоте» с Близкого Востока определяла внешнюю политику страны с конца 2-ой мировой войны. США воспринимали активное роль в урегулировании арабо-израильского конфликта, привязывали к для себя монархии Персидского залива, поддерживали Ирак в войне с Ираном, а позже два раза посылали войска против Саддама Хусейна и в конце концов свергли его, освободив доступ к иракской нефти. Считается, что на данный момент контроль США на Ближнем Востоке стоит Белоснежному дому 50 млрд в год.

Еще более большие суммы требуются, чтоб распечатать собственные ресурсы.

По данным IHS Cambridge Energy Research Associates, Америка издержала чуть не половину всех финансовложений в мире – 320 млрд баксов — на свои нефтеразработки. Сейчас считается, что основной потребитель нефти в США, транспортный сектор, перейдет на природный газ. Беря во внимание, что в США и Канаде сосредоточены значимые резервы сланцевого газа, это и даст стимул развития такому проекту.

Отказ от поставок с Близкого Востока еще более привяжет к Соединенным Штатам Канаду, которая и на данный момент выступает основным союзником Вашингтона в сфере энергетики. Так же и с латиноамериканскими странами: каждый бакс, потраченный на закупку нефти у этих государств, имеет больше шансов возвратиться в США, чем баксы, уплаченные Ираку либо Саудовской Аравии.

Аналитики убеждены, что доктрина Дика Чейни, который акцентировал в глобальной энергетической стратегии США «развитие внутреннего производства для понижения зависимости от импорта энергоресурсов, контроль над Ближневосточным регионом в качестве механизма экономического давления на главных импортеров нефти и преобладание флота США на азиатских морских транспортных путях», привела к тому, что в последние годы добыча нефти в США лупит рекорды, а успехи американских компаний в добыче сланцевого газа делают эту страну независящей от поставок из-за рубежа.

Но не спешите с выводами. Обеспечив себя нефтепродуктами хоть каким из вероятных методов, США не ослабят хватку на Ближнем Востоке. Не оставят в покое ни Ирак, ни Иран. Не закончат поставлять орудие и демократию в Африку либо куда бы то ни было, где пахнет либо только еще запахнет нефтью. «Мы заинтересованы в том, чтоб рынки оставались размеренными», – заявил представитель энергетического подразделения Госдепартамента США Карлос Паскуаль. Читай: подконтрольными вооруженным силам США.

На Потомаке рассчитывают, что уход с мирового нефтяного рынка головного покупателя, ввозящего практически 5 млрд баррелей нефти в год, приведет к значительному падению цен на «темное золото», что больно стукнет по тем странам, которые не строятся в шеренгу по команде из Вашингтона: сначала это Иран, Венесуэла, Наша родина, чьи бюджеты еще не так давно формировались исходя из цены 100-120 баксов за баррель. Таковой поворот событий станет еще одним триумфом политики США и их союзников «не только лишь на Ближнем Востоке, да и в мире».

Но же прямо за Уильямом Энгдалом я позволю для себя усомниться в этом. Создатель серии книжек об Америке Энгдал скрупулезно изучит каждый маневр наружной политики Вашингтона и считает, что «большие южноамериканские банки и хедж-фонды, которые не хотят заниматься поставками реальной нефти, а ведут торговлю только «бумажками», приносящими прибыль, сейчас держут под контролем около 80 процентов рынка нефтяных фьючерсов, в сопоставлении с 30 процентами 10 годов назад… В марте этого года министр нефтяной индустрии Кувейта Хани Хуссейн заявлял в интервью на муниципальном телевидении, что по теории спроса и предложения цены на нефть совсем не справедливы… Майкл Гринбергер, доктор Школы права института Мэриленда, обращая внимание общественности на последствия того, что правительство США позволило ничем не регулируемые спекуляции большим банкам и фондам с ценами на энергоэлементы, увидел: «несколько 10-ов исследовательских работ демонстрируют, что спекуляции для получения неописуемой прибыли с ценами на нефть странноватым образом остаются вне поля зрения общества. Если на нашем рынке доминируют спекулянты, это не рынок, а казино».

Результатом такового регулирования рынка нефти правительством США стало создание безупречных критерий, когда горсточка огромнейших банков и денежных институтов — тех же, что доминируют на мировом рынке нефти и обладают акциями главных нефтяных бирж в Лондоне, — получают возможность стремительно манипулировать масштабным конфигурацией цены на нефть и нескончаемый ряд других нефтепродуктов».

Позволят ли южноамериканские банки, также распорядители больших хедж-фондов и других денежных групп ослабить контроль США над нефтяным рынком – я уже не говорю о том, чтоб покинуть основную его часть? Очень непонятно. Бакс, если он остается единственной мировой запасной валютой, быстрее удавит экономику хоть какой, пусть даже вчера еще дружественной страны, чем ослабит свою мертвую хватку. В этом и состоит, считает Уильям Энгдал, основная опасность для мира.

Об этом пишут специалисты Фонда стратегической культуры, как передает www.centrasia.ru.

«Нефть России»