"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

СМИ: Перед Саудовской Аравией из-за сланцевой революции в США встает проблема — или залить рынок нефтью на данный момент, или пробовать удержать цены на текущем уровне

Сланцевая революция оттеснит ОПЕК на 2-ые роли, по последней мере, в текущем десятилетии. По прогнозу ВР, в 2011-2030 годах мировое создание сланцевого газа вырастет в три раза, а сланцевой нефти — вшестеро. Совместно их рост составит пятую часть всего роста производства энергии …

Сланцевая революция оттеснит ОПЕК на 2-ые роли, по последней мере, в текущем десятилетии. По прогнозу ВР, в 2011-2030 годах мировое создание сланцевого газа вырастет в три раза, а сланцевой нефти — вшестеро. Совместно их рост составит пятую часть всего роста производства энергии к 2030 году. А в производстве нефти неконвенциональная нефть принесет половину прироста. Основной рост добычи нефти к 2030 году дадут не входящие в ОПЕК США (4,5 мбд), Канада (2,9 мбд) и Бразилия (2,7 мбд), из государств ОПЕК значимые перспективы роста добычи к этому времени имеет только Ирак (2,8 мбд плюс 2,5 мбд газоконденсата), — пишет «Коммерсантъ-власть».

Всплеск нестандартной добычи приведет к резкому понижению толики картеля на рынке до 2020-го. Вобщем, позже (в 2020-2030 годах) ВР предсказывает восстановление толики ОПЕК.

Вопрос в том, переживет ли ОПЕК томные времена до 2020 года. «Вероятная неслаженность действий ОПЕК будет основной предпосылкой рыночной непостоянности, в особенности в текущее десятилетие»,— отмечается в докладе ВР.

Уже на данный момент главный игрок картеля — Саудовская Аравия понизила создание. В декабре 2012-го добыча составила всего 9 мбд, упав на 0,5 мбд относительно ноября, это наикрупнейшее месячное понижение добычи с января 2009-го. Но тогда это было реакцией на падение цены Brent до $36 за баррель. На данный момент Brent стоит $112 за баррель, но саудовцы уже забеспокоились.

Понемногу добычу снижали и в прошлые месяцы, декабрьские числа на 1,1 мбд ниже пиков в апреле и июне 2012-го. Прошлогодний подъем уровня до 10,1 мбд был вызван тем, что саудовцы взялись восполнить объемы ушедшей с рынка в связи с эмбарго иранской нефти. Как видно, рынок сбалансирован, подмена иранской нефти не пригодилась. А если она возвратится на рынок?

По воззрению Оливера Якоба из швейцарской консалтинговой компании Petromatrix, «Саудовская Аравия действует, как если б Brent уже пробила уровень поддержки $100 за баррель, из чего мы должны заключить, что у их довольно инфы, чтоб бояться подобного пробоя в ближнем будущем»: «Если текущего понижения окажется недостаточно для поддержания цены, Саудовской Аравии будет трудно его удержать, потому что ОПЕК в последние два года, на самом деле, закончил работать как работоспособный институт. Скоординированные понижения квот, как, к примеру, в 2008-2009 годах, на данный момент будет выполнить еще труднее, чем ранее».

Выросшие аппетиты

ВР солидарна с Petromatrix в том, что картель обязан будет жестко резать экспортные квоты в текущем десятилетии, в итоге незадействованные мощности возрастут до 6 мбд к 2015-му, это самый высочайший уровень с конца 1980-х. Если же картель сохранит текущий уровень производства, резкий рост припасов фактически неизбежен, что приведет к падению цен.

Вот только резать квоты картелю будет все тяжелее. Дело в том, что ужаснувшись «арабской весны» власти дополнительно повысили социальные расходы. Бюджеты большинства государств балансируются сейчас при достаточно дорогой нефти. Грубо говоря, для нынешних бюджетов $100 за баррель — это $30 за баррель эталона начала 2000-х. Страны ОПЕК за последние годы резко повысили зависимость собственных экономик от нефтегазового экспорта, даже невзирая на то, что стоимость на нефть находится около рекордно высочайшего уровня в реальном выражении (с поправкой на ИПЦ), если не учесть недлинного рывка летом 2008-го (см. график 2).

В той же Саудовской Аравии по данным Chatham House бюджет балансируется при стоимости $94 за баррель. Еще в 2008-м недостатка не было при $40-50 за баррель. Просто во время «арабской весны» власти решили ублажить население. В феврале 2011-го был принят пакет соц мер на $32 миллиардов и еще на $97 миллиардов в марте.

У многих членов ОПЕК нет ни припаса прочности (см. график 4), ни резервов, чтоб выдержать даже короткосрочное понижение поступлений нефтедолларов. Тривиальный пример — Иран, в каком совершенно не так давно введенное эмбарго уже сделало тяжелейшую ситуацию в экономике. По словам министра энергетики Ирана Ростама Гасеми, из-за введенных санкций экспорт нефти за последние девять месяцев свалился на 40%, экспортные поступления снизились на 45%, что уже привело к гиперинфляции и девальвации риала на 80%. А ведь то, что на данный момент происходит с Ираном из-за эмбарго, это прототип того, что может произойти с некими нефтеэкспортерами, скажем, при двукратном понижении цен на нефть в течение всего только нескольких месяцев.

Проблема саудитов

Вобщем, у Саудовской Аравии, так же как и у других нефтеэкспортеров государств Совета сотрудничества арабских стран Залива (ССАГЗ), припас прочности довольно велик. Так, Саудовская Аравия имеет резервы примерно $630 миллиардов при расходах бюджета в текущем году на уровне $220 миллиардов. Доходы от экспорта нефти в прошедшем году составили приблизительно $330 миллиардов. $630 миллиардов — это больше, чем русские ЗВР, при том что население царства впятеро меньше, чем в Рф. Так что страна может расслабленно выдержать и двукратное падение цен на нефть в течение года-двух. Главное, не подольше. Более того, может быть, схожее резкое понижение цен в ближнем будущем в итоге было бы самой Саудовской Аравии на руку. Относительно низкие цены уничтожили бы все перспективы нестандартной нефти, для поддержания рентабельности производства которой требуются высочайшие цены. Прощай, сланцевая революция! С этой точки зрения понижение производства саудитов и преднамеренное поддержание текущих больших цен смотрится не настолько уж оправданным.

Проще говоря, длительные интересы диктуют ОПЕК понижение цен на нефть, а короткосрочные — удержание высочайшей цены. Она нужна практически всем членам ОПЕК для балансировки бюджета, а для многих она критически принципиальна: не стоит рассчитывать, что многие члены картеля добровольно пойдут на понижение добычи.

Но в длительной перспективе высочайшая стоимость нефти фундаментально нестабильна. Она подрывает потребление: после шока 1970-х, толика нефти в энергопотреблении свалилась с 48% в1973-м до 39% в 1985-м. На данный момент она скатилась до 33%, и ВР предсказывает падение до 28% к 2030-му. Возникновение гибридов и электромобилей, новые нормативы по энергоэффективности машин в США и Европе, проекты GTL (gas to liquids, получение водянистого горючего из газа) — это все плоды больших цен. С другой стороны, разработку нестандартных источников нефти тоже подстегивают высочайшие цены. Все эти тенденции способны привести к обвалу цен в дальнейшем. Уничтожить их в эмбрионе может только понижение цен на данный момент, пока инвестиции в энергоэффективность и нетрадиционные источники углеводородов не настолько масштабны. Но ОПЕК привык к курочке, беспрерывно несущей золотые яичка, пусть даже эта завышенная яйценоскость в перспективе может ее уничтожить.

Перед Саудовской Аравией встает проблема. Или залить рынок нефтью на данный момент, снизив цены до уровня, очень уменьшающего привлекательность инвестиций в энергоэффективность и нетрадиционные источники углеводородов (приблизительно $70-80 за Brent), или пробовать удержать цены на текущем уровне, разрушая потребление и провоцируя инвестиции в другие источники энергии. В последнем случае перед аравийской монархией и другими членами ОПЕК маячит угроза столкнуться с реальным обвалом цен через два-три года и вынужденно резать квоты позже. Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2101524.

«Нефть России»