"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

Китайский фуррор в нефтяном секторе Ливии

Эллада Ханкишиева, управляющий аналитического центра АМИ Trend По данным, размещенным Госнефтекомпанией Ливии (Libyan National Oil Company) по итогам 2012 года, можно утверждать, что Ливия в прошедшем году смогла возвратить доконфликтные объемы добычи нефти и практически такие же объемы поставок за …

Эллада Ханкишиева, управляющий аналитического центра АМИ Trend

По данным, размещенным Госнефтекомпанией Ливии (Libyan National Oil Company) по итогам 2012 года, можно утверждать, что Ливия в прошедшем году смогла возвратить доконфликтные объемы добычи нефти и практически такие же объемы поставок за предел.

Согласно отчету, в 2012 году Ливия экспортировала 379,5 миллиона баррелей нефти.

Но, в отличие от восстановленных в прежних объемах добычи и экспорта «темного золота», долевое соотношение «тройки» главных импортеров ливийской нефти перетерпело изменение.

Так, если в 2010 году ливийская нефть покрывала около 30 процентов потребностей Италии, 16 процентов — Франции и 11 процентов — Китая, то в 2012 году на долю Италии пришлось 36,8 процента, Китая — 12 процентов, Франции — 11 процентов. Как видно, Китай за год крепко занял 2-ое почтенное место в числе обладателей ливийской нефти, вытеснив собой Францию.

И если безопасный, на 1-ый взор, расклад цифр воспринимается просто и стремительно, то в действительности сегодняшний процентный раздел этой африканской нефти состоялся совершенно не просто, беря во внимание высочайшее качество ливийской нефти, которая не может быть заменима сырьем из других государств. Китай медлительно и упрямо шел к собственной цели.

Когда речь шла о нефтяных интересах разных государств в Ливии, то Китай тут практически не вызывал подозрений, и его присутствие в Ливии связывалось с местом приложения труда бессчетной армии трудоспособных китайцев, которые занимались, в главном, строительством инфраструктуры. Китайские нефтяные компании даже не значились в числе главных бенефициаров ливийской нефти после войны. Напротив, числилось, что Франция за ее поддержку оппозиции будет владеть полным преимуществом в разделе ливийской нефти и ей будет принадлежать 35 процентов толики.

Но, все же, доверие к европейским компаниям было уже подорвано. Как понятно, создание нефти в Ливии опустилось до самого малого уровня после начала бунта из-за отъезда работников зарубежных нефтяных компаний, которые действовали в стране. А именно, о временном сокращении объема, либо прекращении работ по добыче нефти и газа в Ливии в то время объявили английская BP, итальянская Eni, французская Total, норвежская Statoil и англо-голландский концерн Shell.

И уже тогда выбор был изготовлен: в перспективе Ливия готова поменять западные нефтяные компании на китайские и индийские.

Руководители Государственного переходного совета Ливии не один раз отмечали, что уважают и признают все ранее подписанные с Китаем договоры, в свою очередь, Китай предоставил помощь новенькому правительству в виде гуманитарных поставок и активного роли в послевоенном восстановлении североафриканской страны. Итогом обоюдного признания интересов стало заключение в марте прошедшего года Ливией большого договора с Китаем на поставки нефти, согласно которому Пекин будет закупать у Триполи до 100 тыщ баррелей сырья в день. Тем, Пекин в два раза прирастил импорт ливийских углеводородов (48,2 миллиона баррелей), что и показал итоговый годичный отчет государственной нефтяной компании Ливии.