"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

Индия, Иран и Пакистан рушат туркменскую конструкцию ТАПИ

Действия последних дней, а конкретно представленная 5-6 марта Индией новенькая концепция строительства газопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) и состоявшиеся 11 марта в местечке Чах Бахар (Иран) торжества по случаю начала строительства газопровода Иран-Пакистан, не только лишь породили массу новых вопросов, да и поставили …

Действия последних дней, а конкретно представленная 5-6 марта Индией новенькая концепция строительства газопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) и состоявшиеся 11 марта в местечке Чах Бахар (Иран) торжества по случаю начала строительства газопровода Иран-Пакистан, не только лишь породили массу новых вопросов, да и поставили в тупик все управление нефтегазовой отрасли Туркмении, сказал корреспонденту ИА REGNUM информированный бюрократ госконцерна «Туркменгаз», пожелавший из суждений безопасности не именовать свое имя и должность.

По его словам, и в нефтегазовой отрасли Туркменистана, и в высшем руководстве страны все отлично понимают, что предложение Индии внести конфигурации в проект ТАПИ, согласно которым протяженность газопровода возрастет за счет охвата территорий Казахстана и Узбекистана, до самого основания разваливает всю конструкцию, которую в протяжении вот уже многих лет так кропотливо и упрямо выстраивала туркменская сторона, а газопровод Иран-Пакистан может привести к потере энтузиазма у последнего к проекту ТАПИ.

А ведь до самого начала марта ситуация была очень подходящей для Ашхабада и всем казалось, что еще малость и будет дан старт потрясающему проекту по выводу туркменских энергоэлементов в страны Южной Азии, воплощения которого Туркменистан достигает в протяжении последних 20 лет.

Напомним, сначала 90-х годов 1-ый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов (Туркменбаши) пробовал воплотить проект ТАПИ. Тогда и, как на данный момент, был сотворен интернациональный консорциум во главе с американской компанией Unocal. Но из-за того, что в Афганистане, по местности которого было надо проложить наибольший участок 1700-километрового трубопровода, стало совершенно уж беспокойно, мысль строить трансафганский газопровод равномерно сошла на нет.

Проект ТАПИ был реанимирован в конце 2010 года, после подписания в Ашхабаде соглашения меж государствами-участниками проекта о начале его практической реализации. С того времени подконтрольные правительству Туркмении местные СМИ с присущим им триумфом информировали «счастливый» люд Туркменистана о том, что уже изготовлено по воплощению проекта ТАПИ, а именно, и по созданию многовариантной системы вывода туркменских энергоэлементов на мировые рынки в целом.

При всем этом СМИ приводили определенные числа по припасам газа и нефти в Туркмении, озвученные вице-премьером Баймурадом Ходжамухамедовым, которые, по уточненным данным, составляют сейчас более 71,21 млрд тонн условного горючего, а местные обозреватели цитировали отчет головного спеца страны по использованию углеводородных ресурсов — заместителя председателя кабинета министров по ТЭК Ягшигельды Какаева, который на обычных пятничных заседаниях правительства Туркменистана докладывал президенту Гурбангулы Бердымухамедову о достигнутых в этом направлении успехах.

А именно, Ягшигельды Какаев все последние месяцы докладывал то о «разработке правовой базы для решения вопросов финансирования проекта ТАПИ», то о «разработке консорциума по строительству и следующей эксплуатации газопровода», то об следующем заседании Технической рабочей группы проекта, который обеспечит каждогодние поставки более 30 миллиардов туркменского природного газа в южном направлении.

В особенности огромные надежды всем вселили сообщения о подписании госконцерном «Туркменгаз» первых договоров с индийской GAIL и пакистанской Inter State Gas Systems, в согласовании с которыми уже в 2018 году потребителям будет поставляться 90 млн. кубометров газа в день — 38 млн. в Индию, столько же — в Пакистан, 14 млн. кубометров — в Афганистан.

К концу прошлого года ряды скептиков снутри Туркменистана и за его пределами, доныне сомневавшихся сначала строительства трансафганского газопровода, значительно поредели после еще одного оптимистичного отчета такого же Какаева о презентациях проекта ТАПИ, удачно проведенных в огромнейших денежных центрах Азии, Америки и Европы — Сингапуре, Нью-Йорке и Лондоне осенью 2012 года.

Уже многим казалось, что старт еще одному проекту века вот-вот будет дан.

Но как раз тогда, как будто два грома средь ясного неба, послышались сообщения из Нью-Дели и Ирана. Сначала министр зарубежных дел Индии Салман Хуршид на встрече со своим казахстанским сотрудником Ерланом Идрисовым в Нью-Дели, как пишут забугорные СМИ со ссылкой на индийские издания, представил новейшую концепцию газопровода ТАПИ, который подразумевает совсем новый маршрут — через местность Казахстана, Узбекистана с возможностью следующего расширения на местность Рф, а потом известие о том, что президент Ирана Махмуд Ахмадинежад и президент Пакистана Асиф Али Зардари приняли роль в церемонии по случаю начала строительства газопровода Иран-Пакистан.

По словам ашхабадского источника, близкого к правительственным кругам, предложение главы внешнеполитического ведомства Индии относительно нового маршрута газопровода ТАПИ озадачило все управление Туркменистана, но никто пока виду не подает. «Все стараются сохранять олимпийское спокойствие, как будто ничего такового, заслуживающего ни внимания, ни комментария и, тем паче, заявления, не вышло: мол, не достаточно ли кто-то кое-где ляпнул по поводу газопровода ТАПИ», — гласит источник в Ашхабаде Но чувство недоумения по поводу нового предложения Индии не покидает никого, а оно, напротив, усиливается из-за того, что предложенная концепция идет вразрез всему тому, что говорилось индийскими партнерами Туркменистана сначала года.

Напомним, 23 января этого года в городке Нью-Дели проводилось 4-е заседание Межправительственной туркмено-индийской комиссии по торговому, экономическому, научному и технологическому сотрудничеству, на котором, как сказали туркменские издания, Индия и Туркменистан условились «сделать все нужные шаги для скорейшей реализации проекта строительства магистрального газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ)».

Ситуация с новейшей концепцией ТАПИ, конечно, нестандартная и противоречивая, заслуживающая по последней мере запроса с туркменской стороны объяснений. Но МИД Туркмении выжидает, разумеется, с ситуацией еще пока не обусловился главный человек в стране — президент Гурбангулы Бердымухамедов. Как он произнесет — так и будет.

Официальные лица Туркменистана никак не комментируют и начало строительства 780-километрового газопровода из Ирана в Пакистан и показавшиеся в забугорных СМИ представления профессионалов по поводу этого действия, разумеется, считая, что и это событие не имеет никакого дела к проекту ТАПИ. Но отношение имеет. При этом конкретное.

К примеру, в интервью для радио Машаал — пакистанской редакции Радио Свободная Европа/Радио Свобода неназванный бюрократ из Исламабада заявил, что газопровод Иран-Пакистан ценой 7,5 млрд баксов будет построен за 15 месяцев и уже в 2014 году Пакистан будет получать ежесуточно 21,5 миллиона кубометров иранского газа, что превосходит половину объемов туркменского газа по ТАПИ, законтрактованного пакистанской Inter State Gas Systems.

Более того, на прямой вопрос журналиста о судьбе проекта ТАПИ представитель МИД Пакистана Моаззам Ахмад Хан на пресс-конференции в Исламабаде ответил так: «В принципе мы поддерживаем этот проект, но понимаем, как будет тяжело в ближнем будущем выстроить трубопровод с ролью Туркменистана, Афганистана, Пакистана и Индии».

За 20 прошедших лет всем стало разумеется, что нестабильная и, главное, непредсказуемая ситуация в Афганистане превращает проект ТАПИ в неподъемную ношу как для самих его прямых участников, так и для сторон, заинтересованных в его строительстве. Действия последних дней демонстрируют, что пациент под именованием ТАПИ вновь впадает в кому, и туркменской стороне придется или вновь приложить недюжинные усилия для его очередной реанимации, или сказать для себя и всем остальным, что пациент сейчас уже никогда не воскреснет. Об этом сообщает ИА REGNUM.

«Нефть России»