"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

Утраты и приобретения для Азербайджана и Рф с реализацией TAP схожи – эксперт

Консорциум «Шах-Дениз» 28 июня текущего года сделал официальное заявление относительно маршрута транспортировки природного газа в страны Европы, объявив о выборе проекта TAP заместо альтернативного варианта «Набукко» (Nabucco West). Дискуссии по этому вопросу в экспертной среде длятся. В этой связи АМИ …

Утраты и приобретения для Азербайджана и Рф с реализацией TAP схожи – эксперт

Консорциум «Шах-Дениз» 28 июня текущего года сделал официальное заявление относительно маршрута транспортировки природного газа в страны Европы, объявив о выборе проекта TAP заместо альтернативного варианта «Набукко» (Nabucco West). Дискуссии по этому вопросу в экспертной среде длятся.

В этой связи АМИ Новости-Азербайджан представляет интервью с экспертом-экономистом Сабитом Багировым:

- Через ТАР в регион сначало подразумевается поставлять 10 миллиардов. кубометров газа раз в год, что составляет всего 2% от общеевропейского объема употребления, в то время как мощность Nabucco в три раза больше… Считается, что выбор ТАР обоснован экономическими причинами, потому что стоит меньше. Согласны ли Вы с схожим воззрением, либо, по-Вашему, были какие-то другие мотивации?

- По поводу первой части Вашего вопроса могу отметить, что, во-1-х, 10 миллиардов. кубометров газа будут поставляться на первом шаге реализации проекта ТАР. Потом способности экспорта могут быть повышены вдвое. Не считая того, если мы вспомним о планах консорциума NABUCCO, то можем увидеть, что и тут ожидаемые объемы поставок азербайджанского газа в этот газопровод оценивались профессионалами на уровне 8-10 миллиардов. кубометров.

Что все-таки касается мотиваций принятого решения, то хотелось бы увидеть, что решение о реализации хоть какого большого регионального проекта, а ТАР является конкретно таким, всегда бывает обосновано, как экономическими, так и политическими причинами.

По другому не бывает, так как региональные проекты требуют согласования интересов на межстрановом уровне. Но, с другой стороны, правительства не станут принимать решения по таким проектам без учета суждений коммерческого нрава. Так что решение о ТАР основано как на политических, так и на экономических интересах.

- Как выбор проекта Трансадриатического трубопровода для поставок азербайджанского газа в страны ЕС скажется на стоимости газа в Европе?

- Вы приблизительно верно оценили удельный вес азербайджанского газа в ожидаемом будущем потреблении этого вида энергоресурсов в ЕС. Он вправду будет незначимым для ЕС в целом. А это значит, что и на формирование цен на газ на европейском материке наши поставки не окажут какого-нибудь важного воздействия.

Не считая того, мы смотрим рост использования нестандартных и других источников энергиии в странах ЕС. Мы должны принимать во внимание также энергетическую стратегию ЕС на период до 2020 года.

Сущность этой стратегии в понижении на 20 % выбросов в атмосферу углекислого газа, в повышении на 20% эффективности использования энергоресурсов и повышении до 20% использования других, возобновляемых источников энергии.

Необходимыми факторами энергонезависимости ЕС являются также директивы по либерализации евро рынка и другие директивы ЕС. Это действующие акты и постановления общим числом выше 150-ти. Это такие известные документы, как «Зеленая книжка европейской энергетики», «Энергетическая политика для Европы», «План действий ЕС по обеспечению энергетической безопасности и солидарности», «Европейская антикризисная энергетическая программа». К 2050-му году ЕС хочет довести уровень декарбонизации до 80-95%. Это особо серьезно для поставщиков обычных углеводородных ресурсов.

В конце концов, очередной фактор, который в ближнем будущем скажется на структуре энергетической корзины Европы – это сланцевый газ. Мы стали очевидцами сланцевой революции в США, и того, как быстро она сказалась на понижении зависимости этой страны от импорта газа и значимом понижении цен на газ в США.

Есть основания ждать подобных событий и на европейском материке, очень богатом припасами сланцевого газа. Все это гласит о будущих суровых трендах в объемах употребления обычного природного газа в ЕС и в ценах. Естественно, мы будем следить рост употребления энергоресурсов в целом, но вот толика употребления обычного природного газа в ЕС видимо будет понижаться.

- Каковы, по-Вашему, опасности в реализации проекта, беря во внимание то, что одна из государств, в которые будут вложены инвестиции – Греция, в ближайшее время столкнувшаяся с рядом экономических, соц и политических угроз?

- Да, вправду, тревожные действия в Греции, непременно, являются факторами риска. Но уровень этих рисков не настолько высок исходя из убеждений обеспечения безопасности азербайджанских инвестиций и в ТАР, и в другие проекты в этой стране. Не считая того, мы смотрим суровые усилия Еврокомиссии по выравниванию ситуации в Греции. Я думаю, эти усилия позволят поменять тенденции в положительном направлении.

- Значит ли выбор ТАР фактическую победу проекта «Южный поток» и Рф, для которой снижен риск утраты господства на европейском газовом рынке?

- Не думаю. Практически, с реализацией проекта ТАР «Южный поток» лишится части потенциального газового рынка на южном фланге Европы. Если Вы поглядите на карту пролегания маршрута «Южного потока», то сможете увидеть, что южная ветка газопровода планировалась как раз в регион пролегания ТАР.

Так что, «Южный поток» в итоге реализации ТАР растеряет, разумеется, определенные рынки сбыта на юге Европы, но, с другой стороны, отказ от роли в NABUCCO значит для нашей страны утраты в способностях реализации газа в Баумгартене – газовом терминале в центре Европы. А это выигрыш Рф. Так что, утраты и приобретения взаимны для Азербайджана и Рф. В чем либо мы выигрываем, в чем либо – они. Так что, оснований для обид нет.

- Президент ГНКАР Ровнаг Абдуллаев и представители ЕС утверждают, что Nabucco все еще животрепещущ в среднесрочной перспективе. Как это реально: во-1-х, исходя из убеждений припасов азербайджанского газа на месторождении «Шах-Дениз», а во-2-х, беря во внимание то, что на европейском рынке существует суровая конкурентность со стороны Норвегии и Катара, а к концу десятилетия ожидаются поставки из США, Израиля и Мозамбика. Не считая того Европа обращается к углю, который дешевле газа…

- Во-1-х, припасы газа на месторождении Шах-Дениз громадны, и они способны заполнить стопроцентно ТАР, и отчасти NABUCCO, в случае его реализации. Не считая того, Азербайджан обладает и другими очень обеспеченными природным газом месторождениями. Так что, государь Абдуллаев прав, говоря о том, что стопроцентно списывать со счетов NABUCCO не стоит. Этот газопровод может стать реальностью в случае реализации Транскаспийского газопровода и открытия евро рынка для туркменского газа.

Актуальность NABUCCO может вновь возрасти также в случае снятия эмбарго с Ирана и роста добычи газа на контрактных территориях европейских компаний в Ираке.

В случае актуализации NABUCCO, я уверен, что и Азербайджан воспримет роль в этом проекте. Во-всяком случае, я не удивлюсь, если в дальнейшем от газопровода ТАNAP будет сооружено ответвление в Болгарию, которая сейчас стопроцентно зависима от русского газа. В данном случае, энергобезопасность газового обеспечения Болгарии будет выше. Кстати, Азербайджан и Болгария имеют определенные договоренности о поставках азербайджанского газа в эту страну. Мы должны использовать все способности для завоевания, пусть и не огромных по масштабам, но надежных позиций для сбыта азербайджанского газа в Европе, — передает http://www.newsazerbaijan.ru.

«Нефть России»