"Oil & Gas Kazakhstan"

международная выставка

  
  
  
3

«Нефтесланцевая революция» в США набирает обороты

За последние пару лет темпы роста объемов добычи нефти и конденсата в США затмили все прежние ожидания. Это почти во всем стало неожиданностью и для обычных экспортеров нефти, в том числе для государств ОПЕК. Например, в раздельно взятом 2012 году …

«Нефтесланцевая революция» в США набирает обороты

За последние пару лет темпы роста объемов добычи нефти и конденсата в США затмили все прежние ожидания. Это почти во всем стало неожиданностью и для обычных экспортеров нефти, в том числе для государств ОПЕК.

Например, в раздельно взятом 2012 году южноамериканская нефтедобыча показала самые большие характеристики каждогоднего прироста с момента начала коммерческого производства нефти в США в 1859 году, увеличившись сходу на 711 тыс. баррелей в день до 6,36 млн баррелей в день. При этом в ноябре и декабре уровень добычи затмил предел в 7 млн баррелей в день (7,01 млн и 7,03 млн соответственно). И схожая повышательная тенденция сохранится в расчете на наиблежайшие годы.

Почти во всем определяющим фактором для настолько бурного развития американской «нефтянки» стало масштабное расширение объемов производства сланцевой нефти, позволяющее и восполнить падение добычи на «старых» месторождениях страны (так, на Аляске создание нефти с 2012 по 2014 годы сократится на с 526 тыс. до 474 тыс. тонн). По подсчетам EIA, в 2012 году рост добычи нестандартной нефти в США достигнул 0,8 млн баррелей в день, увеличившись до 2 млн баррелей в день. Это составило уже 32% от общего объема добытых в стране водянистых углеводородов. На самом деле, США удачно повторяют выработки «газосланцевой революции», за последние годы позволившей им стать наикрупнейшим глобальным производителем природного газа и изменившей некие правила игры на глобальном рынке газа.

При всем этом нельзя сказать, что сланцевая нефть – новое явление для США. Например, на одной из огромнейших североамериканских сланцевых формаций, свите Баккен в штате Северной Дакоте, ее создание производилось в ограниченных объемах еще с 1950 годов. Но масштабный импульс придало конкретно обширное внедрение технологий горизонтального бурения и гидроразрыва пласта, начиная с середины прошедшего десятилетия (часто без особенного внимания на последствия для среды). Стоит напомнить, что на том же Баккене объемы добычи в период с 2006 по март 2013 годы возросли с 10,1 тыс. до 718,8 тыс. баррелей в день.

Разумеется, что Соединенные Штаты намереныв и дальше увеличивать добычу сланцевой нефти в наиблежайшие годы, приметно сужая потребность в импорте водянистых углеводородов.

Не считая Баккена, главную роль будут играть формации Игл Форд в Техасе и Марселлус в Пенсильвании, также ряд более маленьких (Спрэберри, Вулфкамп, Три Фокс и т.д.). В целом же припасы сланцевой нефти по стране оцениваются в 33 миллиардов баррелей – но беспристрастно, что данная цифра не является конечной, потому что на многих лицензионных площадях длится разведка. Например, по данным Геологической службы США, еще неоткрытые на техническом уровне извлекаемые припасы сланцевой нефти только по формациям Баккен и Три Фокс способны достигать по последней мере 7,4 миллиардов баррелей, не беря во внимание вероятных припасов конденсата.

По базисному сценарию агентства EIA, в текущем году общее создание нефти и конденсата в стране составит 7,25 млн баррелей в день, а в последующем – уже 7,82 млн баррелей в день. Стоит напомнить, что в 2014 году, если прогнозы окажутся верными, США достигнут наибольших объемов добычи водянистых углеводородов с 1988 года. Прогнозы же МЭА свидетельствуют о том, что в период с 2012 до 2018 годы предложение нефти со стороны США и Канады в совокупы возрастет сходу на 3,9 млн баррелей в день благодаря разработке трудноизвлекаемой нефти. Для сопоставления: глобальные производственные мощности возрастут в совокупы на 8,4 млн баррелей в день по сопоставлению с прошедшим годом. Другими словами существенно больше, чем общемировой спрос на нефть, рост которого будет находится в границах 6,9 млн баррелей в день. Но сдерживающим фактором для США может явиться отставание в развитии транспортной инфраструктуры, хотя в наиблежайшие годы и ожидается ввод в строй дополнительных трубопроводных мощностей пропускной способностью до 1,32 млн баррелей в день исключительно в направлении порта Кушинг в Оклахоме.

По оценкам Bentek Energy, к 2016 году импорт нефти США, кроме поставок из Канады, сократится на 2,8 млн баррелей в день либо на 41% от текущего уровня. Понижая зависимость от привезенных из других стран поставок, США становятся наименее восприимчивыми к колебаниям глобального рынка торговли нефтью и к давлению со стороны отдельных экспортеров нефти, таких как Венесуэла либо Саудовская Аравия. Посреди остального, это в состоянии предоставить американской экономике дополнительные конкурентноспособные достоинства на международном рынке.

При всем этом не стоит исключать того, что часть добываемой в США нефти будет экспортироваться, в том числе в рамках свопов. Так, экспорт сырой нефти из США в феврале и марте 2013 года уже составил, соответственно, 124 тыс. и 101 тыс. баррелей в день, что в последний раз наблюдалось еще в апреле 2000 года (тогда было экспортировано 124 тыс. баррелей в день). На таком фоне коммерческие припасы нефти в США в конце прошедшего мая достигнули 397,6 млн баррелей, другими словами находились на самом высочайшем уровне с того момента, как агентство EIA начало собирать данные в 1978 году.

Необходимо подчеркнуть, что в отличие от глобального газового рынка (кроме торговли СПГ), который ввиду ряда имеющихся особенностей пока довольно слабо реагирует на «сигналы» из США, для нефтяного

рынка существенное по объему и неизменное сокращение южноамериканского спроса в обозримой перспективе делает суровые трудности. Давление со стороны США усиливается и наблюдаемым расширением добычи нестандартной нефти в примыкающей с ними Канаде, сначала из нефтяных песков. Это в комплексе не может не тревожить Казахстан и других больших экспортеров нефти.

Сначала, идет речь о очень высочайшей вероятности возникновения на глобальном рынке в наиблежайшие 3-5 лет лишнего предложения углеводородного сырья, даже невзирая на прогнозируемое сохранение роста спроса на него со стороны Китая, Индии и ряда других государств (непременно, при сценарии подходящей макроэкономической ситуации в их). Это преднамеренно затронет европейский и восточноазиатский рынки, которые являются главным направлением сбыта казахстанской нефти. Так, рост добычи сланцевой нефти в США уже привел к переориентации туда части объемов алжирской и западноафриканской нефти, невостребованных на южноамериканском рынке. А именно, поставки нефти из Нигерии в США, как ожидается по неким оценкам, к концу текущего года могут сократиться на 220 тыс. баррелей в день по сопоставлению с 2012 годом, до 580 тыс. баррелей в день. Трудности с реализации испытывают и канадские нефтепроизводители, еще несколько лет вспять практически стопроцентно ориентировавшиеся на экспорт в США.

Естественно, ОПЕК будет пробовать сглаживать это давление, в том числе через регулирование собственного предложения углеводородов. Но, во-1-х, решения ОПЕК не совершенно правильно соблюдаются его членами, а во-2-х, не факт, что страны картеля сумеют прийти к консенсусу в случае необходимости длительного и резкого понижения добычи для ценовой стабилизации рынка.

Ввиду спекулятивного нрава ценообразования, давление со стороны США на нефтяной рынок приведет, посреди остального, к усилению его волатильности. При таких критериях рынок, в том числе и фьючерсный, будет обязан реагировать через предстоящее понижение цены сырой нефти, в особенности североамериканских видов. Ситуация в США наглядно иллюстрирует это. Ведущие сорта североамериканской нефти, WTI и LLS, уже стоят дешевле, чем их «аналоги» в Европе и Азии. Например, в последний раз WTI торговался с премией к Brent еще посреди августа 2010 года. Можно представить, что нефтяные фьючерсы в схожей ситуации могут утратить собственный статус «тихой гавани», которую спекулятивные инвесторы уже длительное время употребляют для вложения лишней ликвидности, в особенности в период экономической непостоянности.

Правда, как сильным будет реальное воздействие сланцевой нефти на ценовую составляющую глобальной нефтяной торговли в наиблежайшие 2-3 года – вопрос пока дискуссионный. Ведь на рынке представлены различные, взаимосдерживающие причины, а ценообразование по фьючерсам несколько оторвано от базовых составляющих. А именно, восстановление глобальной экономики, в особенности в Еврозоне, может серьезно ослабить давление со стороны сланцевой нефти за счет расширения спроса на водянистые углеводороды. На более отдаленную перспективу ситуация наименее ясна. Уже во 2-ой половине текущего десятилетия, в случае сохранения больших темпов прироста добычи в США, конкретно «нетрадиционная» нефть может стать одним из главных причин, определяющих фундаментальные тенденции на глобальном рынке. Необходимо отметить, что опыт США по производству водянистых углеводородов из сланцев полностью могут повторить Китай, Австралия и Наша родина (Баженова окружение и т.д.), в чем убеждены и многие отраслевые специалисты.

Совместно с тем, остается открытым вопрос с рентабельностью проектов добычи сланцевой нефти. Отраслевые компании, интенсивно инвестирующие на данный момент в сланцевую нефть, не могут не учесть, что лишнее предложение сырья в обозримой перспективе может резко обвалить его цена на южноамериканском рынке, в том числе поставив под колебание длительную рентабельность ведущих проектов по разведке и добычи. Очень по их позициям могут стукнуть предстоящее ужесточение отраслевого налогового режима США. Подобная ситуация уже выслеживается на газовом рынке США ввиду притока туда больших объемов сланцевого газа в последние годы. В итоге, значимая часть компаний в этой сфере уже практически находится в преддефолтном состоянии, в том числе из-за необходимости неизменного вербования больших заимствований для фондирования реализуемых проектов. При этом конкретно массовые дефолты в сфере добычи сланцевого газа могут отпугнуть инвесторов от длительных финансовложений в «нетрадиционную» нефть.

Правда, последние заслуги в разработках горизонтального бурения и множественного гидроразрыва пласта в наиблежайшие годы могут резко понизить издержки, связанные с добычей сланцевой нефти, с имеющихся в среднем 50-70 баксов за 1 баррель (хотя уже на данный момент этот показатель находится ниже уровня издержек добычи на шельфе Мексиканского залива). По ряду прогнозов, они могут свалиться до 20-30 баксов за баррель уже во 2-ой половине текущего десятилетия. Этому поспособствует и наблюдаемый рост заинтригованности в сланцевой нефти отраслевых гигантов, таких как Royal Dutch Shell, Statoil, PetroChina и других, не так давно приступивших к активному инвестированию в проекты ее разведки и добычи.

Артем Устименко,

старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ)